Корзина

Заказы принимаются по телефону:

По Москве: 8 (499) 641-00-08
По России: 8 (800) 333-55-13

ИСТОРИЯ ПИЯВОЧНОГО ПРОМЫСЛА

Как уже отмечалось, лечение пиявками, отловленными в естественных водоемах, может оказаться опасным для здоровья человека. Столетием раньше пруды не были так загрязнены, как сейчас. Поэтому лечение дикими пиявками не таило такой большой опасности заражения.

В конце XVIII – первой половине XIX столетия каждый врачеватель в любой момент мог добыть необходимое количество  пиявок, выловив их в пруду. Свидетельства об осложнениях, которые получали пациенты в результате этого «дикого» лечения. Конечно. Были. Но встречались они не столь часто. Некоторые лекари того времени были уверены: осложнения возникают из-за неправильной постановки пиявок; место, где она выловлена, не имеет никакого значения. Поэтому во многих странах пиявок ловили в естественных водоемах и тут же без всяких опасений приставляли их пациентам. Особенно возросла потребность в пиявках к концу XIX столетия: во Франции – от 20 до 30 миллионов, в Англии – 7–9 миллионов, в России – 27 миллионов особей в год.

Особенно интенсивно опустошались водоемы, расположенные вокруг населенных мест и больших городов. Полная биологическая безграмотность ловцов и их стремление к наживе приводили к истреблению особей и поиску новых резервов, расположенных в сельской местности.

Например, до 1820 года пиявок из Франции экспортировали в колонии и снабжали ими Англию. К 1957 году водоемы на территории Франции оказались полностью опустошенными. То же самое произошло в Англии и германии. Более жестоко развивался пиявочный промысел в Финляндии и Лапландии, о чем свидетельствуют такие факты: «В прежние времена здесь было обилие пиявок, улов коих в продолжение лета простирался до нескольких десятков тысяч, но ныне водоемы оскудели, так что там, где прежде ловились пиявки легко тысячами, теперь с большим трудом ловятся сотнями. Даже те озера в Петербургской губернии, где раньше водились пиявки, ныне совершенно выловлены».

К середине XIX столетия пиявки были истреблены в средней полосе России и беспощадно истреблялись в южной, более изобильной, местности. Промышленники начали обращаться к ловцам пиявок на Кавказе и в Бессарабии. Ученые, которым небезразлична была судьба этого вида, писали: «Во всей Европе, исключая несколько малонаселенных болотистых областей, почти перевелись пиявки. Пиявки имели такое обширное географическое распространение, что их везде было много еще недавно. Лет 20 и даже менее тому назад. Близ Москвы (в Звенигородском уезде) были болота, в которых жили пиявки, в настоящее же время там нет ни одной – всех выловили. Продавцы же, ходебщики, идут за пиявками из центра России в Бессарабию, Венгрию, Астрахань и даже Персию, и из таких-то отдаленных стран приносятся пиявки и продаются по городам и селам».

Каждое десятилетие вносило свои особенности в промысел медицинских пиявок: менялись характер отлова, количество вылавливаемых животных, территориальная, организационная и экономическая стороны. При появлении спроса на пиявок использовался местный отлов. Ловцы были случайными лицами, чаще всего из крестьян, для которых это дело было побочным заработком. Постепенно из них стали выделяться люди, полностью посвятившие себя добыче, и появились торговцы-посредники, которые скупали у ловцов пиявок и продавали их в розницу. Возникали крупные торгово-промышленные компании, которые арендовали озера, пруды, обширные болотистые местности, где организовывали интенсивный лов. Добыча, учет которой большей частью производился по весу (без счета), переправлялась из места лова в места торговли. В России иностранные компании брали в аренду озера, болота и пруды целых областей, в небольшие сроки интенсивно вылавливали всех пиявок и переправляли их за границу. Стали появляться международные компании, которые специализировались на экспорте или импорте пиявок. Одна из таких международных компаний продавала пиявок, полученных из Польши и России (Киева, Харькова, Москвы, Оренбурга), в Северную Америку.

Катастрофические последствия этого пиявочного бума, которые заметны и сегодня, заставили русское правительство предпринять ряд административных мер. Так 17 сентября 1848 года были утверждены правила, составленные Министерством внутренних дел с целью ограничивать отлов пиявок. Были установлены определенные сроки лова, размеры отлавливаемых животных, запрещена их продажа по весу и т. п. В 1850 году Министерство государственных имуществ издало правила передачи в аренду озер и прудов на срок не менее 12 лет для учреждения питомников пиявок, где бы они не только оберегались, но и разводились. В 1851 году на 6 лет был запрещен вывоз пиявок за границу из России, Польши, Финляндии, вывоз их из Закавказья сохранялся с ограничением отпускной пошлины. К сожалению, введение этих правил не привело к сохранению численности пиявок. Правительственные постановления спровоцировали и вредные факторы: стало практиковаться повторное или даже многократное использование уже употребленных пиявок, причем сразу после предыдущего клиента. Количество осложнений заставило лекарей задуматься о правомерности такого лечения. Они немного подумали и… решили просто удалять из пиявки только что высосанную кровь и после этого тут же приставлять ее другому пациенту.

Французское общество поощрения национальной промышленности даже объявило несколько премий за лучший способ быстрого и щадящего для пиявок опорожнения кишечника от поглощенной крови с целью дальнейшего использования животных. Но и это не исправило положения. Стало ясно, что единственный способ восстановить численность вида – искусственное разведение. И тогда ученые разных стран всерьез занялись этой проблемой. Во Франции упомянутое общество объявило о присуждении премии тому, «кто найдет средство развести пиявок в болотах и в прудах со стоячей или проточной водой, в которых до 1840 года не было этих животных». Несколько граждан Франции, которым удалось таким образом развести пиявок, были награждены медалями. Специальной комиссии было поручено посещение болот и предприятий, где производились опыты по разведению пиявок.

В России первое пиявочное хозяйство было основано в Москве, в 1825 году оно имело большой ставок и 8 ям-копанок, которые наполнялись водой через специальные каналы и трубы. Пиявок содержали в садильниках в зависимости от их возраста, способности к размножению и годности к медицинскому употреблению. Водоемы были огорожены двумя деревянными заборами, причем внутри водоем окружала земляная насыпь, а вокруг второго (внешнего) забора была вырыта дополнительная яма для промывания пиявок перед их употреблением. Такое хозяйство было рассчитано на воспроизведение и содержание 700 тысяч пиявок.

Со временем возникла целая сеть пиявочных хозяйств. Разведение пиявок под открытым небом не требовало особых капитальных вложений и давало возможность получить большую прибыль. Московские купцы один за другим создавали пиявочные фирмы. В Петербурге в 1829 году появилось первое пиявочное хозяйство, организованное фельдшером. Ему удалось добиться резкого снижения гибели животных. Спустя десятилетие он открыл пиявочный садок на судне, стоявшем на Фонтанке близ Аничкова моста. Пиявки содержались в деревянных бочках, выложенных мхом. Однако этот оригинальный садок просуществовал всего 4 года. В 1849 году во время ледохода судно было повреждено и затонуло. В дальнейшем петербургский фельдшер занимался домашним пиявководством: скупал пиявок у заготовителей, отлавливал их в озерах Воронежской области и содержал в домашних сажалках.

Позднее в Петербурге появилась пиявочная компания, у которой было 40 отдельных сажалок. Эта компания поставляла пиявок больным по цене в 2 раза ниже аптечной. Пиявочные компании стали появляться в других русских городах, с каждым годом их становилось все больше, искусственное разведение пиявок превращалось в предмет научных споров:

·       Напустить пиявок в болота, в которых они прежде водились, гораздо проще, нежели устраивать сажалки, искусственные водоемы…

·       Ничуть не проще, потому что только при искусственном содержании пиявки могут быть предметом хозяйственным, подобно тому как в пчеловодстве хозяином меда может почесться только владелец пчельника, а не бортовой верхолаз!

·       Да ерунда! Какая разница, какими пиявками лечить?

·       Большая! Только при искусственном пиявководстве эти животные приносят пользу, необходимую во врачебном отношении…

·       И даже не это главное. Пиявки могут быть искусственно разведены даже в местностях, где доселе их почти не знали, в таком количестве, что, не увеличивая ценности, можно отпускать их за границу.

 

Ученые спорили. Годы шли, и главная проблема устройства пиявочного хозяйства состояла в недостатке мастеров, знающих свое дело. И как бы подробно ни было написано руководство для практических работ, по нему невозможно было научиться всем ручным приемам, от которых зависел успех пиявочного предприятия.

В 50-60х годах XIX столетия в Харькове существовало 2 пиявочных хозяйства. Одно состояло из 8 специальных бассейнов, в которых одновременно пребывало до 100 тысяч пиявок; во втором было 5 бассейнов, в которых хранилось до 300 тысяч пиявок. Многие жители Харькова имели за городом небольшие ямки-копанки с водой, в которых разводили и содержали пиявок, ловили их и продавали аптекам и больницам. Военный госпиталь и некоторые городские аптеки также располагали специальными бассейнами для разведения и сохранения пиявок. Разведением пиявок занимались даже крестьяне и помещики, которые жили неподалеку от Харькова. При аптеках Киевской губернии часто имелись копанки с проточной водой, где пиявок было удобнее содержать, чем в закрытых помещениях. Оттуда их можно было в любое время выловить и продать больному или фельдшеру.

Так печальные результаты хищнического истребления пиявок указали пути возможного спасения этого вида.

Купить пиявки в городах России

 

 

© 2010-2017 ГирудоЦентр. Московская обл., г. Люберцы, ул. 3-е Почтовое отделение, д. 65

Рейтинг@Mail.ru